Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

(no subject)

Мафия

У меня есть подружки, с какими мы уже три раза выезжали в домик за город жить. На этот раз у одной из них было ДР и именинница повезла нас в Карпаты кататься на лыжах. Опять был отдельный домик. Нас было 9. Возраст от 12 до 50, мамы, сёстры, дочки, коллеги, хрёстные, тёти, одноклассницы, подружки. Среди нас есть Вика. Вика любит Дана Балана. Любимая Викина песня 'Hold on Love'. Все три раза у нас была вечеринка, когда мы чуть не до утра скакали под Дана Балана. У меня Дан Балан вызывает хтонический ужас, начиная от псевдонима и заканчивая всем остальным. Три раза я возвращаясь из этих поездок, находила эти песни на ютьюбе (а ещё чуть-чуть и я буду знать их напамять) и... через пять секунд просмотра с прослушиваением выключала нахер.

"Ужас!"

Но одна песня это конкретный ужас: там где Дан Балан с Верой Брежневой. Я вижу это как жуткую перверзию: пожилая женщина с ребёнком.

"Данунах!"

И от этого видения меня не спасало даже присутствие Вики. Потому что, как я уже поняла после трёх поездок, присутствие прямолинейной и в некотором смысле целомудренной Вики в общем для меня нейтрализует ореол невыносимой пошлости клипов Дана Балана. То есть я могу его благодушно воспринимать только в Викином присутствии. И то не на все сто.


***

А ещё я в Викином присутствии смогла поиграть в мафию. Оказалось всё не так жутко, как я думала. Девчонки с игрой вообще ничем не отличались от девчонок без игры. Те же срачи. Те же подколки. Никакой разницы. Очень уютно. No hidden catch. No strings attached.


***

У Вики двое детей. Где-то 8 и 6 лет.

(no subject)

Загадка вселенной

Кажется я видела это в Ивано-Франковске, в музее. Кажется это там был зал с музыкальными инструментами. Оу, нет! Это было в Коломиї. Коломыя, за Ивано-Франковском. Зал с музыкальными инструментами. Трэмбиты. Извращённые гармони и баяны. Ещё какая-то кустарная музыкальная утварь. Бубны, наверно. Ну и скрипки, обязательно... И целый стенд с металическими штучками, похожими на несимметричные шпильки для волос. И я подумала:

"Вот! Вот на этом брынчали дребезжали чукчи. Почему я никогда не слышала, чтоб на этом брынчали дребезжали гуцулы?"

Почему гуцулы не брынчат дребезжат? — дыоооо, это практически загадка вселенной.

(no subject)

Куда дуля — туда дым

Боюсь вот этого состояния лёгкой перемены собственного мнения: куда дуля — туда дым. Подозреваю, как же смешно это должно выглядеть. Но мне наблюдать такое было бы не смешно, а неловко. То есть я вижу так: когда я это делаю легко и не задумываясь, то это комично; когда кто-то рядом — то для меня и смешно и печально одновременно, но больше печально. Но если не менять мнение, то это тоже не очень — консерватизм, фанатизм, старость.

Мне больше нравится, когда люди приходят со своим мнением, которое им кто-то поменял вместо меня. Я ужасно не хочу быть причиной перемены чьего-либо мнения, потому что я не уверена, что моё мнение аутентичное, то есть моё собственное. Мне часто кажется, что мне "надуло" что-то совсем не моё и не полезное.

А если у меня ещё и получается быть убидительной, а у меня иногда получается, — это вообще катастрофа. Убедительная говорящая голова. Это ужасно :)))

Где люди обычно берут аутентичное полезное собственное мнение?


***

Подружки включают мне какую-то королеву стендапа и говорят, мол, у меня манера общения, как у неё. Я внимательно смотрю и слушаю. Охотно и весело соглашаюсь. Что я там вижу: дама с интонацией смесь дядюшки Фестера и Мартиши, внешностью блише к Мартише, мимикой ближе к дядюшке Фестеру, вещает вслух вещи от которых как ядерным взрывом должно отбрасывапть всех мужиков на расстояние 3км, то есть отбрасывать должно, хотя она озвучивает желания диаметрально противоположные создаваемому эффекту. Ну в принципе этими желаниями и должно отбрасывать.

Я выдерживаю очередной комический номер до самого конца, вполне отдавая себе отчёт в том, что терплю я это с одной маслью: "Да, сссуки. Я б вас всех давно расчленила за вашу любовь включать мне королев стендапа. И Шнура... И зачитывать цитаты из фейсбука. И итальянскую попсу. И русскую попсу."

(no subject)

Строчка

У меня регулярно спонтанно всплывают в памяти строки из песен, или просто песни. И потом крутятся, заставляя что-то с этим делать.

"Ну надо же что-то с этим делать..."

Это не тот случай, когда привязалась песня, и не знаешь, как отвязаться. Это другое.

Вот сегодня вдруг меня настигло:

И эскадры, завидев мой вымпел вдали, самым главным гремели калибром.

Эту песню я напамять не знаю, и никогда не знала. Это вообще загадочная песня: в ней половину слов мне просто не понятны, не известны (ну не знаю я: буршприды, флибустьеры... не знаю я не знаю, совсем-совсем не знаю), а тема морская. И ничего скучнее морской темы для меня в мире нет. Хотя есть. Но нет.

Немного поднапрягшись я могу попытаться вспомнить ещё строчку из той песни, но достоверность не гарантирую:

И я нёсся вперёд, уводя патрули...

Патрули ведь? Да? Патрули?

Потом ещё:

Ну разве выскажешь всё это в несколько слов, когда снятся в кильваторе чайки...

И вроде бы:

Я в машину кричу: самый полный перёд, но не тянут (чего-то там) и гайки...

"Болты да гайки? Винты да гайки? Скоты нагайки?"

Но интересный эффект. Песню я конечно же в детстве слышала много раз. Понятно, что "паруса-буршприды-флибустьеры", набор слов, мне ничего не понятно, я не слушаю, не запоминаю, мне пофиг, а потом на строчке:

И эскадры, завидев мой вымпел вдали, самым главным гремели калибром...

вот на этой строчке мозг всегда заинтересованно просыпался, слушал ещё пару строчек, понимал, что ничего не понятно, и опять отключался. Интересный эффект.

И вот интересно: это они его приветствовали или это они по нему стреляли? Я пойду почитаю, пожалуй, текст песни.

(no subject)

Кристальная нота духовной несправедливости

У них другая длина волны.
И даже хвост у них с другой стороны.

БГ

У меня есть знакомые, которые рассказывают много о своих переживаниях. Я обычно (чаще всего) в настроении, чтоб слушать о чьих-то духовных переживаниях. Мне не сложно. Я обычно понимаю, что чувствовалось, как чувствовалось, чем вызвано. Чай не рокет сайенс. При чём от того, что мне это опишут объёмнее и красивее (ну или наоборот) — лично для моего понимания ничего не меняется. И вот в какой-то момент, внезапно, дозреваешь до осознания, что именно эти знакомые воспринимают меня бесчувственной, поскольку я-то про свои чувства ничего и не говорю. Ну психически мне тяжело говорить банальные и очевидные вещи.

Вот и получается: у них духовность, а я колода бесчувственна. Я назову это: кристальной нотой духовной несправедливости. Не отправленной кристальной нотой. Не отправленной кристальной дипломатической нотой духовной несправедливости.


***

Некоторые человеческие органы чувств могут работать не банально, особенно если это вообще не органы чувств:



Ищё:

(no subject)

Национальное. Слишком национальное.

Когда я впервые услышала эту песню:



я подумала: "Но я же это где-то слышала? Где?"

я подумала: "Но я же не могла пропустить такую офигенную песню, не запомнив место, где я её слышала раньше. Значит, это ложная память."

Ложная память.

Но фигня! Когда я впервые услышала эту песню в исполнении Джонни Кеша, я уже много лет как слышала эту песню в исполнении:



просто в этом исполнении я считала это проходной песней ни о чём.

Я совру, если скажу, что не обращаю внимание на национальность. И как говорил Белинский: Гений — это человек который несёт свою НАЦИОНАЛЬНОСТЬ на рассмотрение людей иных национальностей.

И когда мне* говорят, что национальность не важна, я психую.

* — ну, ок. Никому в голову не прийдёт со мной о национальности :) Почему-то. А зря.

(no subject)

Из Хелен Девитт

В 19 лет он на полгода уехал учиться в Париж. Его однокашник был из Чада, и Ямамото опять спросил про чистейшую перкуссию, и однокашник несколько озлился, потому что вечно так, чуть африканская музыка, так неприменно барабаны.

Барабаны барабаны барабаны, сказал ему этот друг, важнейший элемент африканской музыки (если легитимно обобщать до африканской музыки, хотя это, конечно, нелигитимно) — голос.

Не надо мне про голос, сказал я, голос меня не интересует, меня интересует чистейшая перкуссия, + рассказал ему про барабаны + озерцо + сказал, что это в 20 днях пути от города, который прежде назывался Сен-Пьер

+ он сказал, что знает такой город, но вряд ли тот город, у местных совсем другая музыка, профессиональные музыканты, называются гриоты, поют баллады, а ничего такого с барабанами там быть не может

+ я сказал: Но это в саванне, и там озеро
+ он сказал: Да, но там не может такого быть
+ потом он сказал: Да плюнь ты на эту Африку, ты сам не знаешь, чего хочешь, я народ собираю, будем играть Éclat / Multiples Булёза, давай к нам + фортепиано твоё

"Санди таймс": И вы поехали в Чад.
Ямамото: Ну да.



***

А я тогда считал, что музыка — не звук, но восприятие звука, а это в некотором смысле означает, что, дабы воспринять музыку как есть, надо ещё представлять себе, чем она могла бы стать, но не стала, в том числе звуками другого плана и тишиной.


***

И возвращаясь к Гульду: мне кажется, его... пожалуй, "ужасала" не то слово, но он как-то презирал музыкальную поверхность, что называется, тот аспект, который связан с инструментом, ту область, где видишь внешний блеск. Смешно, но мне порой кажется, что я согласен с ним как никто, хотя в некотором роде я категорически с ним не согласен, поскольку я согласен, что интересно не то, на что ты способен физически. Скажем, берёшь двойную октаву, а в зале, может, один-единственный человек так умеет, или, может, сегодня в зале так не умеет никто, и всё это совершенно не интересно, но, разумеется, если работаешь над произведением и думаешь про него, ты не просто (хочется верить) играешь его осознаннее, ты и слышишь его осознаннее, и если ты один в целом зале способен взаправду его услышать, это просто какой-то кошмар. Но, по-моему, с этим можно бороться, если показывать аудитории как можно больше поверхности.



***

Как будто сначала иллюзия внушала тебе, что можно получить нечто 500 раз и ни от чего не отказываться, а потом Ямамото сказал Нет, есть только один шанс прожить жизнь, что упало, то пропало, хватай момент, пока не улетел, я слушала эти три баллады, и по щекам текли слёзы, у каждой баллады всего один шанс быть услышанной, если ошибся, значит балладу сыграют всего единожды с ошибкой, если и есть способ сыграть её иначе, ты услышал то, что услышал, а теперь пора домой.


***

Это был кромешный ужас, но надо ли говорить ему, что больше так поступать не стоит, лишь потому, что я была в ужасе?


***

Я включила компьютер и открыла страницу 27 "Разведения пуделей", 1972 (вып. 48, №3): "Стрижём пуделя — секреты успеха".

(no subject)

Пустые места

Мне очень сильно НЕ нравится эта песня: https://www.youtube.com/watch?v=VIu9HgAJTho

Я её знаю напамять с институтских пор, и очень надеюсь, что никогда не цитировала (плиз-плиз-плиз, хоть бы никогда). Можно рассматривать этот текст в прямом смысле и в метафизическом. И если в прямом смысле это ещё куда ни шло. То в метафизическом она вызывает у меня отвращение.

В прямом смысле:

Моя разница в весе с бывшим в момент, когда стало понятно, что пора расходиться, составляла "в три раза". То есть я где-то 50кг, а он где-то 150кг. И вот он обмен: он мне даёт руку, левую, а я... понимаю: чтобы эту потерю ему компенсировать мне нужно отдать — две руки, две ноги и почку. И тогда, возможно... это и будут те 20 кэгэ компенсации. А недайтобох, он вздумал отдать бы мне ногу. Всё! Меня не станет. Вместо меня была бы только одна его нога. И рука до локтя.

И в метафизическом:

Типа.
— На тебе 3%-тика. Имей.

"Обля..."

И тут выясняется, что для обмена нужно отдать половину содержания мозгов. И всё... Тоже не стало б.

Поэтому я считаю, что если вдруг отдадут руку, то пусть вот она рядом полежит (на расстоянии 3 метра), пока она ему не понадобится и пока сам не заберёт.

А обмениваться нужно только микробами.
  • Current Music
    https://www.youtube.com/watch?v=VIu9HgAJTho
  • Tags

(no subject)

Белые столбы

https://youtu.be/WpwoH589WTI

Мне всегда нравилась эта песня, но я никак не могла прийти к выводу, о чём она. Как можно ехать мимо белых столбов и ложиться в белые столбы?

Но из-за этого соляного столпа — Лотовой жены — меня вдруг осенило. Белые столбы — это соляные столбы.

Песня о людях, которые уезжают из проклятого места. Но те, которые вместо того, чтоб вырваться и убежать, оборачиваются — обращаются в белые столбы. «А поутру они ложатся спать в белые столбы». Посыпались.

То, что было вертикальным, становится горизонтальным. Лотова жена. Обычная самоубийца. Как из книги «Дорога». Зачем выживать, если всё, что я люблю, погибнет? То есть только муж, только сын (дети) — это не повод оставаться в живых.

(no subject)

Йо мазе шуд ноу


Эпиграфом к этому всему я хочу поставить песню "Битлз" – единственная, которая мне всё ещё кажется у них глубоко интересной:

Let's all get up and dance to a song
That was a hit before your mother was born
Though she was born a long, long time ago
Your mother should know


Вчера Джой спел под гитару эту песню:



Перед тем, как спеть, он сказал:
– Моя мама дуже радила мені вивчити цю пісню.

Я внимательнейше послушала. Я это впервые слышала. Очень интересно. Особенно в конце: "Так зачем мне стараться? Так зачем мне стремиться?" Я спросила, мол, кто это?

– Висоцький :)
– Кто?! – нет, правда, у меня есть свои личные поводы удивляться.

Когда я спросила, как её найти, Джой сказал, что достаточно набрать в гугле "у меня было 40 фамилий". Я позже начала искать. И вдруг мне попался препошлейший клипец, Полное Пошлейшиство, где под голос Высоцкого между его старыми фотографиями вставляли фотографии:
- памятника Высоцкому
- какой-то медальки с изображением Высоцкого
- ещё какой-то хрени имени Высоцкого


"Покойнай был не прав" – вот основной посыл этого некроманского подхода. Я говорю: дело не в том, что и когда кто-то написал, дело только в том, кого потомки делают тем, кто оказался прав, а кого тем, кто оказался не прав. Никто ничего сам не делает. Чтобы что-то происходило, нужно чтоб один делал, а другой давал этому оценку.

***

Я недавно немножко говорила про Джонни Кэша. Не спорила, когда сказали что старый Джонни Кэш, это как бы... лишнее, потому что он вовремя не перестал. У него есть этот классный альбом, где он дребезжащим голосом пожилого человека поёт римейки Mercy Seat, Your Own Personal Jeasus и другие. Мы обсуждали: когда песню Mercy Seat поёт Nick Cave – это всё-таки песня маньяка. Когда её поёт Джонни Кэш, это не песня маньяка – мне это песня человека, для многих из которых Кэш устраивал концерты в тюрьмах. Сан Квентин? Или как там? Наверняка таких концертов было не один.

Я говорила что-то вроде: понимаешь, и Джонни Кэш, и Александр Розенбаум – это гении, но одному при жизни сказали, что он гений, все, начиная от бездомной дворняги, и заканчивая сенатором, сказали Джонни Кэшу, что он гений при жизни, не в шутки, не иронизируя, не заискивая, американцы этим не шутят, и что у него будет памятник, и что его портрет на чём-нибудь отчеканят, и что вряд ли кто найдётся, кто согласится с ним подраться, и что на него возложат такую огромную ответственность голоса нации, что всё что ему останется – одевать парадный блестящий костюм, бабочку и держать гитару на сцене, сколько бы на это ни потребовалось сил.

На смерть блогера ЖЖ мне завалило в почту выборку постов про покойного. Но у вас же есть живой Розенбаум – завалите мне подборку постов про него. Этот человек, который оставит для своей нации огромное творческое наследие: романтическое, декаданское, национальное. Человека, который всю творческую жизнь игнорировал тщетность, присущую его нации. Мне кажется было бы уместно сказать ему от этом уже.

Ну или я просто чего-то не понимаю.